+38 (050) 325-85-26 dyurovsky78@gmail.com
RU UA EN

Центр экономико-правового анализа и прогнозирования

всеукраинский проект
Главная Статьи и аналитика
Удастся ли Парламенту создать украинский OLAF до выборов?
03.10.18
24 – 26 сентября сего года украинская парламентская делегация, возглавляемая Председателем Комитета по налоговой и таможенной политике Ниной Южаниной с официальным визитом посетила Брюссель где состоялись встречи с представителями Еврокомиссии и Европарламента с целью обсуждения создания и запуска Национального бюро финансовой безопасности.

24 – 26 сентября сего года украинская парламентская делегация, возглавляемая Председателем Комитета по налоговой и таможенной политике Ниной Южаниной с официальным визитом посетила Брюссель где состоялись встречи с представителями Еврокомиссии и Европарламента с целью обсуждения создания и запуска Национального бюро финансовой безопасности. В рамках визита делегация посетила штаб-квартиру Европейского бюро противодействия мошенничеству в Брюсселе, в составе делегации преобладали эксперты – разработчики законопроекта «О Национальном бюро финансовой безопасности Украины», был проведен ряд встреч в том числе с постоянным докладчиком Европарламента по Украине Михаэлем Галером, - участники делегации с оптимизмом оценивают результаты визита и верят что нашли поддержку для НБФБ в Евросоюзе. Был ли продуктивным этот визит и окажет ли Еврокомиссия реальную поддержку разработчикам законопроекта о НБФБ, - работа проделана объемная и последние события вселяют осторожный оптимизм, однако пока что мы можем только строить свои догадки, наверняка же Украина узнает об этом лишь во время голосования в сессионном зале за законопроект «О Национальном бюро финансовой безопасности»!

            Описание: D:\НБФБ, финполиция\СТАТЬЯ ЛИГА\фото 1.jpgОписание: D:\НБФБ, финполиция\СТАТЬЯ ЛИГА\фото 2.jpg

Описание: D:\НБФБ, финполиция\СТАТЬЯ ЛИГА\фото 3.jpgОписание: D:\НБФБ, финполиция\СТАТЬЯ ЛИГА\фото 4.jpg

Нужен ли Украине единый орган по борьбе с финансовой, в т. ч. налоговой, и экономической преступностью, хищениями бюджетных средств? Каким он должен быть, какую из зарекомендовавших себя в мировой практике моделей следует принять за основу при его создании, какова должна быть следственная компетенция этого органа и сможет ли он преломить ситуацию в борьбе с финансовой преступностью и в то же время избежать соблазна реинкарнировать в ее координатора и «крышу» (как это уже случалось с его предшественниками), и какие действующие правоохранительные органы он должен будет заменить, - ответы на эти и некоторые другие вопросы читатели, интересующиеся правоохранительной тематикой и реформами системы государственного управления, смогут найти в этом статье. Ответ казалось бы очевиден: кончено же – «да», однако если все же «да» - то тогда «как», каким образом, как выбраться из прорвы в которую мы летим уже несколько лет и все никак не можем достичь дна – когда украинских граждан, казалось бы ко всему привыкших, охватывает растерянность от того что нет такого «плохо» которое не могло бы стать еще хуже …

Если сегодня расследованием преступлений в сфере экономики и финансов, которое «часто-густо» превращается с одной стороны - в «прессинг» законопослушного бизнеса (скажите, а кто же у нас не пользуется «схемами» - вопрос каким … и в каком, как говорится, качестве), и с другой стороны – в «крышевание» теневиков-схемщиков (тема видов и способов уклонения от уплаты налогов, формирования фиктивного налогового кредита, минимизации таможенных платежей, легализации и отмывания денежных средств, «обналички» и «смазывающей» их коррупции является небезинтересной сама по себе и мы непременно посвятим ей одну из будущих наших статей, сегодня же речь пойдет немного о другом), занимаются аж ПЯТЬ правоохранительных органов … так что на ум сразу приходит известная пословица … про нянек и дитя без глазу.  Итак, перечислим их, как говорится, поименно:

1. Налоговая милиция (осуществляют оперативную работу и следствие) Государственной фискальной службы Украины (в дальнейшем для удобства будем именовать ее НМ);

2. Департамент защиты экономики (ДЗЕ НП) (осуществляют оперативную работу) и Главное следственное управление (осуществляют следствие) Национальной полиции Украины;

3. Управление контрразведовательной защиты интересов государства в сфере экономической безопасности (УКЗИГСЭБ) (осуществляют оперативную работу) и Главное следственное управление (осуществляют следствие) СБУ,

4. следователи Государственного бюро расследований (осуществляют следствие, Бюро находится в состоянии подготовки к началу работы), однако поскольку Бюро до сих пор еще не начало работу, его следственные полномочия по-прежнему осуществляют следственные подразделения Генеральной прокуратуры Украины.

5. детективы Национального антикоррупционное бюро Украины (осуществляют оперативную работу и следствие по ст. 209 УК Украины в пределах своей следственной компетенции);

- а также и их территориальные подразделения.

Итого целых ПЯТЬ правоохранительных органов имеют оперативную и следственную компетенцию в сфере экономики и финансов (как государственных, так и частных)! Не слишком ли много для находящейся в затяжной стагнации экономики? При этом все эти компетентные структуры имеют в своем пользовании государственные специально оборудованные здания, автотранспорт, спецтехнику и оружие, информационные базы данных, подготовленных сотрудников получающих государственную зарплату и имеющих льготы, получают государственное финансирование.

 Описание: D:\НБФБ, финполиция\СТАТЬЯ ЛИГА\Доп. 1 к статье в ЛИГУ-1.jpg

А каковы результаты? Об этом очень профессионально, глубоко и со знанием дела  пишет адвокат, правозащитник, в прошлом заместитель Генерального прокурора Украины Алексей Баганец в своей статье «Соблюдение конституционных прав и свобод граждан отдельными правоохранительными органами (1я часть)»[1], источником приведенных ниже статистических данных является это любопытнейшее и, пожалуй, единственное на сегодня открытое исследование такого рода в Украине:

1) в 2017 году только в производстве следователей Национальной полиции находилось 2 054 821 уголовное производство (в 2016 году – 1 860 877), завершено расследование в  875 042 уголовных производствах из которых 748 191 или 85,5 % закрыто за отсутствием события или состава преступления а также по причине отсутствия достаточных доказательств, а остаток незаконченных уголовных производств на конец 2017 года составил 1 032 423 дела.

2)  01.01.2017г. вступили в силу изменения в Налоговый кодекс Украины № 1797-VIII согласно которых налоговая милиция оказалась вне закона, - «по ошибке» из НК Украины был исключен раздел XVIII2 «Налоговая милиция»; профильный Комитет Парламента предпринял попытку дать аутентичное (толкование законодателя) данной правовой коллизии путем издания письма № 04-27/10-1226 от 12.01.2017г. где указал что налоговая милиция будет продолжать осуществлять свои полномочия до  вступления в силу соответствующего закона о «правопреемнике». Однако судебная практика в данной казусной ситуации «раздвоилась» - некоторые суды игнорируют позицию Парламента и отказывают следователям налоговой милиции в согласовании следственных действий и не принимают обвинительные акты (например, Дарницкий суд г. Киева, активно распространяется такая практика в Днепропетровской, Черниговской области и некоторых других), в то время как большинство судов прислушалось к мнению законодателей и продолжают принимать материалы у следователей НМ. Такой, не побоюсь этого слова «полулегальный» статус налоговой милиции несомненно создает правовую неразбериху и сумятицу как для налоговой милиции, так и для предпринимателей, судей, адвокатов так и для прокуроров которые массово начали принимать дела, подследственные НМ, в свое производство с привлечением к участию следователей и оперативником НМ в руководимых следователями прокуратуры следственно-оперативных группах. Статистика тоже является показательной - так в 2017 году в производстве НМ находилось 7 197 уголовных дел из которых закончено расследованием  2 605 дела - т. е. 36,2 %, из которых 1 517 дел, или 58,2 %, закрыто;

3) В производстве следственных органов СБУ в 2017 году находилось 10 527 уголовных дел, из которых закончено расследованием 1 386 или 13,1 % из которых 234 дела были закрыты.

4) Со следствием прокуратуры ситуация также сложилась патовая: следственные подразделения прокуратуры Украины по-прежнему еще продолжает уголовное производство по некоторым делам, не смотря на то что ее следственные полномочия уже закончились по уголовным делам, внесенным в ЕРДР после 19.11.2017г., а по уголовным делам, внесенным в ЕРДР до 19.11.2017г. истекут 19.11.2019г., - в соответствии с п. 1 р. X, абз. 2 п. 1 р. XI, ч. 4 ст. 216  УПК Украины – в связи с созданием Государственного бюро расследований. Показательным в этом отношении является решение Апелляционного суда Днепропетровской области № 201/1405/18 от 16.03.2018г. которым следователю прокуратуры было отказано в удовлетворении ходатайства на том основании, что органы прокуратуры после начала работы ДБР утратили право на осуществление досудебного расследования. В производстве следователей прокуратуры в 2017 году находилось 46 059 уголовных дел, что на 6,2 % больше чем годом ранее, закончено расследованием 17 509 дел что составляет 38 %, из которых 11 731 дело (или 67 % от общего числа законченных расследованием дел) закрыто!

4) НАБУ и САП, - эти недавно созданные в Украине правоохранительные органы, в ответ на запрос общества на активную борьбу с коррупцией и непримиримую позицию к этому явлению иностранных партнеров Украины. Согласно данных Экспертного анализа деятельности, подготовленного группой иностранных и украинских экспертов (преимущественно сотрудников следственных органов Министерства юстиции США[2]) по состоянию на март, 2018г. в производстве у НАБУ находилось 543 уголовных дела, 181 лицу вручены уведомления о подозрении, 120 уголовных дел передано в суд, наложен арест на 650 млн. грн. и 160 млн. долл. США.

5) Как снежный ком растет количество ходатайств правоохранителей о проведении обысков и взятии задержанных лиц под стражу, так в 2017 году: в суды поступило 118 884 ходатайств о проведении обысков что на 25,5 % больше чем в 2016 году, из которых судами удовлетворено 96 331 ходатайства – т. е. почти 80 % что значительно больше чем годом ранее;  в 2017 году в суды поступило 40 251 ходатайства о содержании под стражей что на 9,4 % больше чем годом ранее из которых удовлетворены 18 846 – т. е. около 50 %. Также в 2017 году: судами был оправдан 431 человек, из которых 81 содержался под стражей; следствием было закрыто  761 673 уголовных производства; незаконченными расследованием остались 1 046 120 уголовных производств; из всех задержанных правоохранительными органами лиц 5 012 человек были освобождены из-под стражи, - более подробно с криминальной статистикой и ее анализом можно познакомиться в вышеуказанной статье Алексея Васильевича Баганца.

Итак, правоохранительная система Украины, к сожалению, в сегодняшнем своем состоянии является громоздкой и малоэффективной, в это же время большинство «старых» правоохранительных органов прекратили свои полномочия, а новые или еще не приступили к работе или работают с сомнительной результативностью, повышению которой в значительной степени препятствует несовершенство УПК Украины и отсутствие у них «на вооружении» современных криминалистических методик и инструментария.

Кроме этого, важным фактором сдерживающим эффективность борьбы с преступностью является существующая конкуренция между правоохранительными органами. Думается что кооперация, сотрудничество и эффективное взаимодополняющее взаимодействие новообразованных органов: в первую очередь НАБУ и создаваемого органа по борьбе с финансовой, налоговой и экономической преступностью способствовала бы повышению качества правоохранительной работы обоих органов и обоюдному росту результативности!

О системных недостатках национальной системы финансовых расследований и мировых инновациях в этой сфере

            Таким образом, предусмотренный ст. 214 «нового» принятого на пике правления Януковича Уголовного процессуального кодекса Украины «заявительный» порядок регистрации в ЕРДР уголовных производств, а также лишение следователей самостоятельности при принятии процессуальных решений, перегруженность процессуальными полномочиями следственных судей (на сегодня около 40 % должностей которых остаются вакантными по причине продолжающейся судебной реформы) и фактическая ликвидация надзорных функций прокурора в уголовном процессе (с заменой их так называемым «процессуальным руководством») привела к параличу правоохранительной системы, росту злоупотреблений со стороны сотрудников правоохранительных органов или их бездеятельности, некачественному расследованию уголовных дел, лавинообразному росту следственных действий связанных с ограничением прав граждан и юридических лиц (обыски, временный доступ к вещам и документам, аресты и другие), росту нарушений прав граждан и юридических лиц, накоплению незаконченных досудебным расследованием и судебным рассмотрением уголовных дел.

Одним словом, не только создание единого органа по борьбе с финансовой (включая налоги) и экономической преступностью, но и изменение действующего порядка «возбуждения» уголовных дел и подхода к их расследованию, - назрело давным-давно! При этом нельзя не отметить то немаловажное обстоятельство, что существующие подходы к расследованию сложных преступлений (в первую очередь в сфере финансов, экономики, налогообложения) и используемая украинскими правоохранительными органами методологическая база очень далеки от современного европейского уровня. Если в странах ЕС уже около 20 лет доминирует методика регистрации и расследования преступлений основанная на криминальном анализе, работе аналитиков с базами данных, экспертами и специалистами, когда вывод аналитика является для следователя основанием не только для открытия уголовного расследования но и для принятия важнейших процессуальных решений о предъявлении подозрения и направлении обвинительного акта прокурору, - то у нас до сих пор работают «по старинке» на основе несколько модернизированных советских методик расследования преступлений. И это не смотря на то что эффективное их применение стало практически невозможным после вступления в силу 19.11.2012г. «европеизированного» нового УПК Украины! За последние 10 лет Европейская методология досудебного уголовного производства основывается на концепции ILP (intelligence-led policing) разработанной и внедренной ведущим Великобританским и мировым ученым в сфере криминологии Джерри Ратклиффом[3], и сегодня продолжающим свои работы но уже в США. ILP можно перевести как Полицейская Деятельность Управляемая Аналитикой, - данная методика совершила переворот в европейской системе досудебного расследования и дала возможность совершить колоссальный рывок вперед как в смысле соблюдения прав граждан и юридических лиц, повышения раскрываемости и работы полицейских органов на упреждение (превентивной, инициативной работы по выявлению преступлений): регистрация уголовного производства производится на основании данных, собранных из государственных и международных баз данных, реестров, и других источников, проанализированных при помощи специального инструментария криминального анализа (программных комплексов и программных продуктов, например разработок Anacapa Science Inc., Visual Analytics Inc.), специально подготовленными детективами-аналитиками (засекреченными сотрудниками правоохранительного органа которые работают только с базами данных и информацией и не имеют непосредственного отношения к конкретному уголовному производству). Как будет выглядеть модель ILP при расследовании финансовых преступлений в украинских реалиях наглядно изображено на схеме.

Описание: D:\НБФБ, финполиция\СТАТЬЯ ЛИГА\Схема ILP-1.jpg

Только на основании подготовленного аналитиком мотивированного отчета следователь вносит (либо не вносит) данные об уголовном правонарушении в реестр и приступает к расследованию. Согласно рекомендаций ОБСЕ[4] современная полицейская деятельность (имеется в виду деятельность не только полиции, но и других правоохранительных органов) должна быть основана в первую очередь на сборе, обработке и анализе оперативных данных и информации и полицейском инициативном (превентивном) реагировании на угрозы охраняемым уголовным законом правам, однако это не исключает реагирования полиции на поступающие сообщения о преступления. Таким образом, реализуется принцип примата аналитической и информационной работы, превентивной и инициативной деятельности правоохранителей на самостоятельное выявление преступлений над поступившими сообщениями о преступлениях! Все это осуществляется согласно определенными национальным правительством и Европейскими структурами приоритетам в рамках национального и Европейского законодательства. Собранные в рамках таких уголовных производств доказательства (данные и сведения) вновь поступают от следователя к аналитику, анализируются и обрабатываются им с привлечением при необходимости экспертов и специалистов, и только лишь подготовленный аналитиком вывод является основанием для продолжения следственных действий и определения их дальнейшего направления, а равно принятия процессуальных решений по делу. Прокурор при этом осуществляет надзор за соблюдением законности и соблюдением прав участников уголовного процесса, согласовывает необходимые процессуальные действия и решения, а когда необходимо – согласование дает следственный судья, поддерживает обвинение в суде.  В 2012 году Европолом был подготовлен, а Еврокомиссией обнародован отчет включающий основные направления и методологию выявления и расследования тяжких преступлений и преступлений совершаемых организованными группами в ЕС (т. н. SOCTA[5]), на выявление и раскрытие которых должны быть направлены основные усилия правоохранителей, в то время как незначительные уголовные проступки вполне могут быть оставлены без внимания (в виде уголовного преследования) властей. В 2017 году при поддержке Европола и EUAM была предпринята попытка популяризировать данную методологию в Украине и даже подготовить украинскую прото-SOCTA.

В то же самое время пока развитие полицейской деятельности в Европе и в целом в западном мире на стандарты которого сориентирована Украины развивается в направлении дистанционной аналитической работы, наши правоохранители продолжают пользоваться методологией, основанной на «заявительном» принципе регистрации ВСЕХ правонарушений с 2012 года уже и без доследственной проверки заявлений (ранее это было предусмотрено предыдущими редакциями УПК Украины), ожидая  дальнейших указаний прокурора-процессуального руководителя какие следственные действия необходимо произвести по делу: такая методология помноженная на казуистичный и далекий от совершенства УПК Украины, даже при наличии блестящих следователей, энергичнейших оперативников, самых знающих прокуроров и кристально честных и прекрасно подготовленных судей, - неизбежно приведет к ограничению прав и свобод граждан и юридических лиц, за которым последует оценка, так сказать собранных, следствием доказательств и принятие решений о совершении дальнейших следственных и процессуальных действий по делу. В это же самое время адвокаты подследственных начинают свою работу: обжалуют в суде законность следственных действий, любого процессуального документа, что затягивает а часто и фактически останавливает процесс досудебного расследования на месяцы а то и годы, и одновременно с этим требует участия целой группы следователей и прокуроров для хождении по судам и «отписывания» жалоб адвокатов подследственных, пока их «основная» работа – расследовать дело – «благополучно» стоит на месте. Таким образом, казуистичный и тяжеловесный уголовный процесс абсолютно несправедливо стал приоритетным по отношению к сути расследования дела, которая принесена в жертву на алтарь буквоедства и уголовной софистики, - что само по себе является подоплекой:

- с одной стороны - затратного и продолжительного (с точки зрения усилий и потраченного времени правоохранителей, прокуроров, судей, адвокатов и подследственных), и в то же время крайне неэффективного досудебного расследования,

- с другой стороны - вынужденно большого количества различных ограничений прав и свобод граждан и юридических лиц (временный доступ к вещам и документам, обыски, изъятия предметов и документов, негласные следственные действия, наложение арестов на имущество, снятие информации с каналов связи, внесение различных мер пресечения и другое),

- все это приводит к неизбежным при такой организации процесса как реально возникающим, так и надуманным стороной защиты, злоупотреблениям правоохранителей.

Если же посмотреть на проблему со стороны подследственного и адвоката, то реализуется стратегия защиты строится практически исключительно на «выискивании» процессуальных нарушений, казуистике и буквоедстве, что создает у клиента иллюзию активной деятельности, а у сообразительного клиента – впечатление идиотизма объединенного с мошенничеством .... Вся эта с позволения сказать «деятельность» идет во вред в первую очередь «клиентам»: гражданину, юридическому лицу (предприятию, организации, учреждению) а в конечном счете и государству и обществу, - а значит в итоге и представителям юридической профессии, вынужденным сегодня участвовать в этом с позволения сказать «театре абсурда».

Я за объективность и поэтому категорический против обобщений, безусловно есть и профессиональные и честные адвокаты, и компетентные следователи и знающие прокуроры и грамотные судьи, - и их много, и я ни в коем случае никого не хочу обидеть, а лишь констатирую факт наличия угрожающей тенденции которая, к сожалению, продолжается уже несколько лет (минимум начиная с 2012 года) …

Но все же не все так грустно … нельзя сказать что эта «картина» остается без внимания со стороны активного юридического сообщества, игнорируется либо используется всеми лишь для получения личной выгоды, утверждения о том что абсолютно ничего не делалось в сфере реформирования правоохранительных органов, призванных бороться с финансовой, налоговой и экономической преступностью являются безосновательными! Так, за прошедшие с момента Революции Достоинства пять лет было предпринято несколько попыток реформы, сред них было минимум пять попыток реформировать налоговую милицию, из которых нельзя не отметить законопроекты «О службе финансовых расследований» (подготовленный Минфином при Александре Данилюке и альтернативный – подготовленный бывшими сотрудниками налоговой милиции), «О финансовой полиции» (поданный группой народных депутатов) и еще ряд других, - однако, ни один из них не нашел поддержки у профильного Комитета Парламента.

            О Национальном бюро финансовой безопасности, дипломатической этике,  ожиданиях и опасениях общественности

            Проектом закона «О Национальном бюро финансовой безопасности Украины» № 8157 от 19.03.2018г., подготовленном группой украинских и иностранных экспертов, и поддержанном народными депутатами Украины которые воспользовались своим правом законодательной инициативы и внесли законопроект в Парламент, предусмотрено создание компактного специализированного правоохранительного органа с максимальной штатной численностью 4000 человек (для сравнения – только состав налоговой милиции сегодня составляет порядка 7000 человек), для расследования преступлений в сфере финансов, в т. ч. налогов, и экономики. В известной мере это уникальный случай в истории украинских правоохранительных реформ, когда концепция объединения специализированной (финансы, налоги, экономика) следственной компетенции (как это принято во всем западном мире) путем создания единого органа, совмещена с одновременным лишением этой следственной компетенции уже существующих пяти правоохранительных органов (ВМЕСТО ПЯТИ ОРГАНОВ – ОДИН)! А новый орган планируется создать по европейским моделям и на основе самой передовой европейской методологии с применением новейших разработок в сфере криминального анализа, - в основе которых лежат предложения группы украинских и европейских экспертов, ученых и практиков в сфере противодействия финансовой и экономической преступности. Инициатива была услышана политиками, поддержана ими, и получила свою первоначальную поддержку в Парламенте в лице двух профильных комитетов – по законодательному обеспечению правоохранительной деятельности и налоговой и таможенной политики!

С созданием НБФБ остальные правоохранительные органы (кроме НАБУ) будут лишены права (следственной компетенции) расследовать финансы, налоги, экономику, а прокурор будет обязан, в том случае если уголовное дело начинает расследоваться неполномочным субъектом досудебного расследования с нарушением установленной подследственности, в течение 3(трех) дней передать дело в НБФБ. Таким образом, бизнес который более всего страдает от большого количества различных правоохранительных органов, интересующихся его финансами, налогами и экономикой, - окажется в наибольшем выигрыше от этого. С созданием НБФБ один и только один правоохранительный орган будет полномочен взаимодействовать с предпринимателями при расследовании всех дел относящихся к категории финансов, налогов, экономики.

Законопроектом предполагается что в работе НБФБ ведущая роль будет отведена информационно-аналитическим подразделениям в составе которых будут работать прошедшие специальную подготовку в Тренинговом центре при НБФБ детективы-аналитики, к компетенции которых относится: работа с информационными базами (как украинскими, так и международными) данных, обеспечение информационного взаимодействия с иностранными правоохранительными органами, применение методологий и программных комплексов что обеспечит выявление преступлений бесконтактным с налогоплательщиком путем, организация международного уголовно-правового сотрудничества позволит выявлять и предотвращать международные схемы минимизации налогообложения, легализации (отмывания) денежных средств добытых преступным путем и коррупции через установление украинских бенефициаров иностранных компаний, мониторинг и анализ законодательства, операционный, тактический и стратегический криминальный анализ. Контакт с бизнесом, с налогоплательщиком планируется свести до минимума, тем более что объединенный анализ по уже существующим информационным базам, рассредоточенным по различным украинским контролирующим и правоохранительным органам, можно сделать достаточно эффективным и продуктивным объединив эти информационные потоки воедино, ведь информационное наполнение имеющихся баз данных вполне удовлетворительное, а современные программные комплексы криминального анализа позволяют это сделать. Для внесения сведений в ЕРДР (т. н. «возбуждения уголовного дела») обязательным станет вывод детектива-аналитика, при этом сам аналитик во время анализа никак со следователем не контактирует и от следователя не зависит, - что практически лишает следственно-оперативные органы возможности совершать произвольные и сомнительные с точки зрения закона и здравого смысла действия по уголовному делу, в особенности ограничивающие права и свободы граждан и юридических лиц. Методология криминального анализа и ILP-модели работы, применяемая Европолом для финансовых расследований в странах ЕС, а также алгоритмы международного сотрудничества в рамках финансовых расследований длительное время изучались авторами законопроекта при помощи коллег из европейских полицейских органов, заинтересованных в эффективном развитии полицейской аналитики в Украине: в первую очередь следует отметить участие правоохранителей Румынии и Литвы.

Следственно-оперативные подразделения планируется укомплектовать детективами (по аналогии с НАБУ), специально отобранными и дополнительно подготовленными в Тренинговом центре, при этом никаких особенных ограничений для желающих проходить службу в подразделениях детективов НБФБ установлено не будет, кроме образовательных и квалификационных требований, а также соблюдения Закона о люстрации. Кроме аналитико-информационных подразделений, планируется создание подразделений собственной безопасности призванных обеспечивать личную безопасность сотрудников, а также выявлять и предотвращать коррупционные правонарушения в НБФБ и обеспечивать защиту информации, следственно-оперативных подразделений, подразделений обеспечения деятельности НБФБ.

Описание: D:\НБФБ, финполиция\СТАТЬЯ ЛИГА\Схема новая система-1.jpg

             Структурно НБФБ планируется создать в составе Центрального аппарата и 7и территориальных подразделений.

            Для набора сотрудников, ведения дисциплинарных расследований и принятия решений о служебном несоответствии и увольнения сотрудников органов НБФБ будут созданы квалификационно-дисциплинарные комиссии: при Центральном аппарате и при каждом территориальном управлении, - в состав комиссий войдут по 4 человека назначенных директором НБФБ (в территориальных органах 3х человек назначает начальник территориального органа НБФБ), по 2 человека назначенных профильными комитетами Верховной Рады (налоговой и таможенной политики и законодательного обеспечения правоохранительной деятельности) и 1 представитель от Совета общественного контроля при НБФБ. Для проведения конкурса на должность директора НБФБ формируется специальная конкурсная комиссия в составе 9 человек: по 3 представителя делегируют Верховная Рада, Кабинет министров и Президент, которая по результатам тестирования и собеседования отбирает наиболее достойного из кандидатов, претендующих на замещение должности директора. Президент Украины обязан назначить на должность того из кандидатов, который наберет максимальное количество баллов на конкурсе. НБФБ станет единственным из правоохранительных органов Украины, напрямую подотчетным Верховной Раде Украины! Парламент при наличии предусмотренных законопроектом о НБФБ оснований либо в случае признания работы директора НБФБ неудовлетворительной, имеет право проголосовать за отставку директора НБФБ, в таком случае Президент обязан будет подписать указ. Такая система несколько ломает сложившиеся в Украине стереотипы о том что правоохранительные органы подчинены либо напрямую Премьер-министру, либо Президенту, однако украинские общественно-политические тенденции последних лет и современный европейский опыт, а особенно - опыт США (где комитет Сената имеет право вызвать, заслушать и расследовать деятельность любого руководителя государственной службы в рамках компетенции каждого из комитетов и принять решение о его отставке) подсказывают нам, что ведущая роль Парламента на данном историческом этапе развития украинского государства и общества  вполне уместна. Особенно при управлении новым правоохранительным органом такого уровня, статуса и с такой чувствительной для государства компетенцией. Ежегодно директор НБФБ готовит отчет о своей работе, который должен быть представлен Парламенту, Президенту и Совету общественного контроля (данный орган создается для обеспечения объективного и независимого общественного контроля за работой НБФБ), - не только Парламент но и глава государства по результатам отчета уполномочены принять решение о продолжении работы директора НБФБ или о его отставке.

            К компетенции НБФБ предполагается отнести (кроме дел, подследственных НАБУ) расследование таких уголовных дел: основная подследственность - ст. 1591, 1911 «Присвоение, растрата или завладение бюджетными средствами путем злоупотребления служебным положением» (планируется дополнить УК Украины), 204, 205, 2051, 210, 211, 212, 2121, 2181, 219, 2201, 2202, 222, 2221, 2222 «Мошенничество с налогом на добавленную стоимость» (планируется дополнить УК Украины), 2231, 224, 231, 232, 2321, 2322, 233 УК Украины; дополнительная подследственность -  ст. 190, 191, 192, 199, 200, 216, 255, 358, 364, 366, 367 УК Украины; алтернативная подследственность – 209, 2091 УК Украины.

Работа над законопроектом продвигается не так оперативно, как этого могла бы требовать сложившаяся в сфере правоохранительной деятельности финансовых расследований ситуация, - так по словам эксперта Еврокомиссии Игориса Кржечковскиса присутствовавшего на совещании разработчиков законопроекта, политиков, экспертов Еврокомиссии и полицейских служб ЕС, ученых и общественности проходившей 13 сентября в ИАЦ «ЛИГА»: «при создании НБФБ мы выступаем в роли реаниматоров украинской правоохранительной системы, если законопроект не будет принят в этом году и бюро не начнет немедленно работать, на следующей нашей встрече мы уже будем в роли патологоанатомов». Еще 18 апреля сего года профильный по данному законопроекту Комитет по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности рекомендовал Верховной Раде Украины принять за основу законопроект № 8157 «О Национальном бюро финансовой безопасности», одновременно с ним Комитет рекомендовал парламенту рассмотреть и два альтернативных законопроекта, поданных депутатами парламентской фракции партии «Самопомощь». На вышеуказанной встрече в ИАЦ «ЛИГА» представители двух профильных парламентских комитетов Антон Геращенко и Нина Южанина высказались в поддержку презентованного разработчиками законопроекта, что дает основания полагать что законопроект будет включен в повестку дня 9й (осенне-зимней) сессии 8го созыва Парламента и НБФБ будет создано уже в самое ближайшее время. Присутствовавшие на встрече представители полиции Румынии и эксперт в сфере финансовых расследований Еврокомиссии, бывший начальник отдела международного сотрудничества финансовой полиции Литвы, также поддержали инициативу авторов концепции НБФБ.

             Описание: D:\НБФБ, финполиция\Лига 14.09.2018г\IMG_2443.JPGОписание: D:\НБФБ, финполиция\Лига 14.09.2018г\IMG_2441.JPG

            Нельзя не отметить выступление и официального представителя Еврокомиссии который обратил внимание присутствующих на существование письма послов стран G-7 (т. н. «доноров Украины»), касающегося законопроекта, не будем его цитировать тем более что с текстом письма и его переводом (подготовленным мною) Вы сами сможете ознакомится в приложении, заметим лишь что дипломаты предлагают провести обсуждение законопроекта с европейскими экспертами и общественностью, - что собственно и имело место на указанной встрече. Будучи, кроме прочего, еще и юристом-международником, автор данной статьи не может обойти стороной основополагающий на сегодняшний день правовой акт, ратифицированный практически всеми государствами мира, регулирующий дипломатические отношения между

Как СЭА НДС стала площадкой для мошенников
25.09.17
Вже тривалий час, майже с самого моменту запровадження системи електронного адміністрування ПДВ, виникло й питання заволодіння шахрайським шляхом майном (грошовими коштами) платників податків, які обліковуються у СЕА ПДВ.

Як СЕА ПДВ стала майданчиком для безкарних шахраїв

Вже тривалий час, майже с самого моменту запровадження системи електронного адміністрування ПДВ, виникло й питання заволодіння шахрайським шляхом майном (грошовими коштами) платників податків, які обліковуються у СЕА ПДВ.  

Зазначений спосіб шахрайства, який виник через деякий нетривалий час після запровадження СЕА ПДВ, полягає в наступному: шахраї шахрайським шляхом отримують електронні ключі для підпису податкових накладних в СЕА ПДВ певних платників податків, які мають великі залишки податкового кредиту з ПДВ. Таким чином отримавши доступ до СЕА ПДВ шахраї реєструють від імені платника податку в СЕА ПДВ фіктивні податкові накладні на ім'я фіктивних фірм, таким чином зменшуючи (фактично – викрадаючи) податковий кредит потерпілих платників податків. Таке явище є численним, а викрадені суми податкового кредиту у СЕА ПДВ нараховують десятки мільйонів гривень. Часто це відбувається в неробочий час та/або у вихідні дні. Помітивши зникнення податкового кредиту в СЕА ПДВ платник податків звертається зі скаргою по податкової інспекції, у якій він перебуває на обліку та до органів податкової міліції. Податкова інспекція відповідає платнику податків, що операції на рахунках СЕА ПДВ знаходиться за межами її компетенції і відносяться до компетенції органів державного казначейства, податкова міліція не вносить до реєстру та не приступає до розслідування кримінальних проваджень за такими заявами, посилаючись на відсутність у них слідчої компетенції відповідно до КПК України. Платники податків звертаються до органів поліції, до слідчої компетенції яких, відповідно до КПК України, відноситься розслідування вказаних кримінальних правопорушень (злочинів) передбачених ст. 190 КК України, - але фактично справи не розслідуються, оскільки слідчі поліції не мають необхідного фаху для їх розслідування та доступу до електронних баз даних. Кінець кінцем платники податків залишаються сам на сам із проблемою зниклого (викраденого) податкового кредиту, а шахраї залишаються безкарними і продовжують свою шахрайську діяльність по викраденню податкового кредиту ПДВ у сумлінних платників податків та «торгівлі» таким фіктивним податковим кредитом.

Вказана проблематика є нагальною, такі випадки є численними, про передані до суду обвинувальні висновки щодо злочинців нам невідомо, методики розслідування таких кримінальних проваджень у правоохоронних органів не має, шкода завдана шахрайськими діями платників податків вимірюється мільйонами гривень та не відшкодовується ані органами Держказначейства, у яких відкриті електронні ПДВ-рахунки платників податків, ані за рахунок майна шахраїв. Страждає від таких дій в першу чергу середній та великий бізнес, що негативно впливає на інвестиційну привабливість України, її репутацію як надійної держави яка рухається шляхом реформ а запроваджені державою електронні сервіси є безпечними та надійними для користувачів. Враховуючи вказане, Комітет з питань запобігання та протидії корупції, контрабанді та з питань діяльності органів фінансових розслідувань і податкової міліції, вимагає:

-          здійснити глибоке вивчення вказаної проблеми на рівні органів ДФС України, Державного казначейства України, Міністерства фінансів України;

-          врахувати пропозиції Комітету по запобіганню вказаним шахрайствам, запровадженню запобіжних механізмів верифікації (підтвердження) здійснюваних операцій у СЕА ПДВ та відшкодуванню завданої платникам податків шкоди;

-          віднести до компетенції органів податкової міліції (фінансової поліції, служби фінансових розслідувань) розслідування у вказаних кримінальних провадженнях, для чого звернутись до Генеральної прокуратури України з пропозицією встановити підслідність у вказаних кримінальних правопорушеннях (злочинах) за органами податкової міліції (фінансової поліції, служби фінансових розслідувань) та визначити що вказані злочини відносяться до ст. 212, ст. 192 Кримінального кодексу України та зобов'язати органи національної поліції передати такі кримінальні провадження, які ними розслідуються, органам податкової міліції (фінансової поліції, служби фінансових розслідувань);

-          створити робочу групу за участі працівників ДФС України, Державного казначейства України, Міністерства фінансів України, Міністерства юстиції України за участі експертів та громадськості для опрацювання вказаної проблематики та напрацювання змін до відповідних нормативно-правових актів та регламентів роботи центрів сертифікації електронних ключів та системи електронного адміністрування ПДВ.

Наші Пропозиції до Уряду України по запобіганню вказаним шахрайствам, запровадженню запобіжних механізмів верифікації (підтвердження) здійснюваних операцій у СЕА ПДВ та відшкодуванню завданої платникам податків шкоди є наступними:

1.         Перше.

Удосконалити електронний модуль підписання податкової накладної, внести зміни до регламенту роботи СЕА ПДВ у частині підписання податкової накладної, шляхом запровадження необхідних запобіжників:

-          встановити час роботи СЕА ПДВ у режимі здійснення операцій (операційному режимі) в робочі дні (наприклад з 8.00 до 20.00);

-          встановити що інший час в робочі дні (наприклад з 2.00 до 7.00) та у неробочі дні СЕА ПДВ працює лише в режимі демонстрації даних, без можливості здійснення операцій;

-          передбачити, наприклад, у якості додаткового запобіжника направлення коду для підписання кожної податкової накладної на адресу електронної пошти платника податків, яка вносяться в систему шляхом подання заяви платника податків до обслуговуючої податкової інспекції і потребує верифікації.

2.         Друге.

В Україні діє декілька акредитованих центрів сертифікації ключів, в т. ч. Акредитований центр сертифікації ключів Інформаційно-довідкового департаменту ДФС та Акредитований центр сертифікації ключів Державної казначейської служби України. Відповідно до Постанови КМУ № 1451 від 28.10.2004р. акредитація здійснюється Мінюстом України, який також відповідає за нормативно-правове забезпечення діяльності центрів.

Слід удосконалити Регламент акредитованих центрів сертифікації ключів в частині видачі дублікату електронного ключа як ризикованої операції центру, що потребує додаткової верифікації повноважень фізичної особи, що звернулась за отримання дублікату ключа від імені юридичної особи у разі якщо ця фізична особа є іншою ніж фізична особа, яка отримувала електронний ключ від імені юридичної особи до цього.

3.         Третє.

По аналогії з установами банків, Держказначейство має нести відповідальність за стан коштів, що обліковуються в СЕА ПДВ, - так само як банки несуть відповідальність перед клієнтами за стан коштів на рахунках клієнтів і відшкодовують клієнтам викрадені суми у разі хакерських атак або інших несанкціонованих клієнтом втручань. Враховуючи те, що обмежений доступ до СЕА ПДВ крім Держказначейства має також ДФС України, при цьому нормативно-правове забезпечення обох цих державних органів здійснює Мінфін України, нагальною є потреба розробки та прийняття наказу Мінфіну про порядок спільних дій податкової інспекції, де обліковується платник податків, та Держказначейства у разі виявлення факту несанкціонованого втручання в роботу СЕА ПДВ, який має передбачати:

-          порядок звернення платника податків з заявою про несанкціоноване втручання до його  рахунку у СЕА ПДВ;

-          порядок проведення спільного службового розслідування податковою інспекцією та Держказначейством за такою заявою, та порядок надання для цілей такого розслідування інформації акредитованим центром сертифікації ключів;

-          порядок прийняття рішення за такою заявою та порядок поновлення не санкціоновано знятих сум з рахунку платника податків у СЕА ПДВ у разі, якщо підтвердиться що це сталось не з вини платника податків, - держава має взяти на себе відповідальність за відшкодування втрачених платниками податків коштів у державних електронних системах якщо це сталось з вини державного органу або з причини недосконалості захисту системи від несанкціонованого втручання.

Крім того, звертаємо вашу увагу, що згідно з п.201.1. ст.201 Податкового кодексу України, платник податку зобов’язаний скласти податкову накладну в електронній формі з дотриманням умови щодо реєстрації у порядку, визначеному законодавством, електронного підпису уповноваженої платником особи та зареєструвати її в Єдиному реєстрі податкових накладних у встановлений цим Кодексом термін. А оскільки шахраї не є уповноваженими особами платника податків, то зареєстровані нми податкові накладні є такими, що не відповідають вимогам норм Податкового кодексу України. Враховуючи зазначене, такі «податкові накладні» підлягають виключенню з ЄРПН за заявою платника податку. Оскільки, такі «податкові накладні» не можуть бути зареєстрованими в ЄРПН. І, як наслідок, не являються підставою для формування податкового кредиту у покупців.

Уроки украинской люстрации
22.09.17
Люстрация в Украине: правовой аспект, причины, последствия.

Уроки української люстрації

         За останній рік Україна стала основним джерелом у Європі по надходженню скарг до Європейського суду з прав людини: протягом 2016 року із України надійшло 18 150 скарг на порушення Конвенції про захист прав людини і основоположних свобод, - це майже чверть від загального обсягу скарг, що надійшли до ЄСПЛ за 2016 рік! Це вже «аукнулось» українським платникам податків, за інформацією яку повідомив Урядовий уповноважений України по справам ЄСПЛ Іван Ліщина, за минулий рік Україна виплатила 612 млн. грн. заявникам по рішенням, ухваленим на їх користь. Останнє гучне рішення ЄСПЛ стосується зобов´язання виплатити по 5 тис. євро компенсації моральної шкоди 15 суддям за порушення їх прав при звільненні Верховною Радою України, - Європейський суд констатував при цьому порушення п. 1 ст. 6, ст. 8 Європейської конвенції. Наступною лавиною однотипних скарг, найвірогідніше, мають стати скарги на порушення прав на працю та незаконні звільнення відповідно до Закону про люстрацію, - які вже надходять до ЄСПЛ: у випадку задоволення ЄСПЛ  скарг та визнання порушення Європейської конвенції при звільненні «люстрованих» чиновників мова буде йти не тільки про виплату компенсації за моральну шкоду, а і про стягнення заробітної плати за вимушений прогул за більш ніж 2а роки, - це будуть мільйонні суми на користь кожного із заявників.

Люстрація – це суспільно-політичне явище, яке ніяк не можна обгрунтувати з правових позицій, зате легко пояснити політично-психологічними мотивами. Коли повсталий народ скидає тирана, цілком логічно, з усіх керівних посад виганяють усіх його «вірнопідданих». Потім революційний гнів ущухає, стає зрозуміло, що керувати державою без досвідчених знавців управлінської справи, суддів, прокурорів, митників і податківців ніяк не виходить, а оскільки такі кадри є штучними і завжди в дефіциті, - то старі працівники мало-помалу повертаються назад. Таке вже було в країнах Східної Європи, де, наприклад, у Польщі у 1995 році на цілком демократичних виборах було обрано президентом колишнього високопоставленого чиновника комуністичного уряду Олександра Кваснєвського, який керував країною протягом десятиліття.

В Україні суцільну люстрацію можна було б пояснити соціальним запитом суспільства, невдоволеного роками правління колишнього президента Януковича, якби вона сталася одразу ж після втечі колишнього президента та початку окупації Криму і АТО на Сході нашої Держави, – надто дорого обійшлася Україні перемога революції гідності! Але цього не сталося ні в перший же місяць після втечі диктатора, ні в другий, а в травні 2014 р. народ сам висловив своє ставлення до цієї проблеми, обравши главою держави Петра Порошенка – людину, яка в період панування режиму Януковича була міністром економіки. З цього належало зробити логічний соціально-політичний висновок, що українці в переважній своїй більшості не вважають сам факт перебування особи на високій посаді при старій владі нездоланною перешкодою для того, щоби вже при новій владі обійняти ще вищу посаду, або принаймні залишитись на тій самій. Щоб зрозуміти цю просту річ зовсім не обов’язково було затівати люстраційний сир-бор і відволікати від більш важливих справ Венеціанську комісію, можна було б оголосити та провести референдум з цього питання та послухати думку простих громадян. Але восени 2014-го, напередодні парламентських виборів, деяким політикам дуже хотілося перетягти на свою користь голоси якнайбільшої кількості виборців, невдоволених відсутністю результатів реформ, а тому голосування 16 вересня неоковирного Закону України «Про очищення влади» можна пояснити ніяк не запитом громадянського суспільства, думку якого ніхто навіть не запитував, а політичною доцільністю: демонстрацією рішучості деяких політичних сил до докорінних змін у державі та створенням інструментарію з великим ступенем дискреції у правозастосуванні з метою використання його для заміни на посадах в усіх органах державної влади одних людей іншими.  

Закон України "Про очищення влади" набув чинності 16 жовтня 2014 року. «16» грудня, 2014р. Європейська комісія за демократію через право («Венеціанська комісія») на 101й пленарній сесії ухвалила Проміжний висновок № 788/2014 щодо Закону України «Про очищення влади» («Закону про люстрацію) який містить 105 пунктів, процитуємо 105й - останній із них: «Українська влада погодилась з тим, що Закон про люстрацію вимагає удосконалення з метою приведення його у відповідність до міжнародних стандартів, та звернулась по допомогу до Венеціанської комісії. Комісія вітає зобов’язання, які української влади бере на себе у цьому зв’язку, і висловлює готовність надати свою підтримку у підготовці змін до Закону про люстрацію».

Одним із основних недоліків Закон про люстрацію, - і в цьому збігаються думки як Венеціанської комісії, так і багатьох українських юристів – міжнародників є: недотримання Європейського принципу прав і свобод людини та відповідного Українського Конституційного принципу індивідуальності відповідальності (якщо особа формально підпадає під критерії люстрації, визначені законом, але при її перевірці не буде встановлено її причетності до вчинення протиправної діяльності, то люстрація у формі заборони займати посади або звільнення навряд чи може бути застосована до такої особи); необхідність створення громадських незалежних комісій при кожному державного органі, сформованих із фахових юристів із достатнім досвідом та бездоганною репутацією, для проведення люстрації і прийняття рішень по кожні особі яка підпадає під критерії люстрації встановлені Законом. Нажаль, рекомендації Венеціанської комісії так і залишились рекомендаціями і не були враховані в Україні на законодавчому рівні.

«25» січня, 2017р. у Європейському політикумі відбулась нова знакова подія, яка стосується української люстрації – Парламентська асамблея Ради Європи ухвалила Резолюцію № 2145 (2017) «Функціонування демократичних інститутів в Україні», в якій знов-таки звертає увагу на недоліки Закону про люстрацію та необхідність врахування на законодавчому рівні висновків Венеціанської комісії: «Асамблея висловлює свою стурбованість у зв'язку з проблемами прав людини, які були порушені у зв'язку з Законом про люстрацію. Таким чином, настійно закликає Верховну Раду невідкладно ухвалити поправки до цього закону, які були підготовлені у співпраці з Венеціанською комісією для того, щоб вирішувати ці проблеми і шукати додаткові заходи, щоб гарантувати, що всі рекомендації в остаточному висновку Венеціанської комісії відображені в законі і що реалізація закону знаходиться в повній відповідності з європейськими стандартами».

Поки Європейські експерти і політики вже третій рік звертають увагу на недоліки люстраційного закону, в Україні продовжують активно та лавинообразно розгортатись наслідки: з одного боку - недоліків самого закону, з іншого боку – порушень при його застосування! Після початку масових звільнень через Закон про люстрацію, звільнені із займаних посад особи так само масово стали звертатись до суду з позовами вимагаючи поновлення на посаді, відшкодування моральної шкоди, стягнення заробітної плати за час вимушеного прогулу. До Верховного Суду України масово надходили і продовжують надходити ухвали судових інстанцій щодо ініціювання перевірки окремих положень Закону про люстрацію Конституційним Судом України. Ці ухвали постановлено у справах за позовами колишніх керівників та заступників керівників державних органів, прокурорів, суддів, які звертаються з вимогами про скасування наказів про своє звільнення, посилаючись при цьому на Кодекс законів про працю, Конституцію України, Європейську конвенцію. Усталеної практики у цій категорії справ досі не має: в одних справах - суди провадження зупиняють на підставі ст. 83 Закону України «Про Конституційний Суд України» у зв`язку з виникненням у процесі загального судочинства спору щодо конституційності норми закону, яка застосовується судом; в інших справах - суди розглядають справи по суті та ухвалюють рішення, які є як на користь позивачів, так і проти … Враховуючи необхідність продовження судового розгляду зазначених справ Верховний Суд України направив два конституційні подання до Конституційного Суду України щодо відповідності Конституції України окремих положень Закону про люстрацію, також до Конституційного Суду України звернулись 47 народних депутатів України, - одне звернення і два подання були об'єднані в єдине провадження, розгляд якого наразі триває, - остаточне рішення Конституційного Суду щодо відповідності Конституції окремих положень Закону України «Про очищення влади» ще попереду.

Украина 1.5 года после Майдана: оправдались ли ожидания?
13.07.15
Анализ социально-экономических и политических изменений в Украине через 1,5 года после Майдана.

Украина 1.5 года после Майдана: оправдались ли ожидания?

 

15 minutes of Ukrainian fame is over …

Question is: what is this fame for?    

           

В феврале 2014 года как украинский, так и иностранный бизнес воспринял низложение Виктора Януковича и бегство из страны его команды как позитивный сигнал, который омрачали лишь жертвы на Майдане, вооруженные радикалы – националисты, пустая казна и непонятная обостряющаяся ситуация в Крыму где находится крупнейшая Российская военная база за границей и в восточных областях Украины, а также в Одессе. Многим казалось, что Порошенко, Яценюк и Турчинов – крупный предприниматель, государственный администратор и опытный политик – силовик в состоянии вырулить ситуацию, учитывая беспрецедентную поддержку со стороны Европы, США, Японии и их союзников, а также известную консолидацию украинского общества. Казалось что через 10 лет после Оранжевой революции 2004 года Украина вновь получила шанс стать страной с либеральными, демократическими ценностями.

Что же мы имеем в июне, 2015 года?  В 2014 году падение ВВП составило 7.5 %, инфляция 21.2 %, девальвация национальной валюты – 200 % в отношении 2013г., - это данные Национального банка Украины. За январь – май, 2015 года показатели следующие: падение ВВП 9 % который сохранится до конца года (прогноз МВФ), инфляция 46 % которая сохранится до конца года (прогноз МВФ), девальвация национальной валюты 260 % (в отношении 2013 года). Суверенный государственный и гарантированный государством долг в 2014 г. составил 69.23 млрд. долл., в 2015 году достигнет 72 % ВВП (прогноз МВФ), в апреле 2015г. крупнейшая государственная компания «Укрзализниця» объявила дефолт. За 2014 – 2015гг. в Украине ликвидировали 38 банков, в состоянии ликвидации находится 43 банка в т. ч. и 1 из категории крупнейших, к неплатежеспособным отнесены 13 банков. Переговоры Министра финансов Украины с комитетом кредиторов о реструктуризации долга продолжаются уже полгода, периодически поступают сообщения то о прогрессе в переговорах то взаимные обвинения в предъявлении неприемлемых требований, то опять наступает затишье. По данным Heritage Foundation и Wall Street Journal чистый отток капитала из Украины в 2014 году составил 8 млрд. долл. или около 6 % ВВП, эксперты Heritage Foundation отмечают: «Украинская экономика остается «репрессированной». Верховенство права крайне ослаблено. Режим инвестиций остается закрытым, иностранные инвестиции продолжают конкурировать с крупными государственными предприятиями. Жесткий рынок труда и бюрократические правила относительно бизнеса тормозят развитие частного сектора». Минимальная зарплата в Украине в 2015 году составляет около 55 долл. США в месяц, пенсия около 45 долл.в месяц, средняя начисленная (без вычета налогов) зарплата в 2014г. составила 167 долл. США. в месяц – это на уровне зарплат в странах центральной Африки при том что уровень цен на основные товары и услуги находится на близком к восточноевропейским странам уровне. А как обстоят дела с трудовыми ресурсами? Если до Майдана 6.5 млн. украинцев, из которых около 4.5 млн. мужчин (до 67 %) работали за границей - это порядка 15.0 % общего населения и 25 % трудоспособного населения Украины, - т. е. каждый 4й трудоспособный гражданин работал за границей. Если вычесть государственных служащих и безработных то окажется что только около 60 % трудоспособного населения Украины было занято в экономике Украины. Что изменилось в 2015 году: бесконечные мобилизации, которые следуют одна за одной, повестки из военкомата приносят на предприятия сотнями, мужчин караулят у входа в дом, повестки вручают просто на улице, - военнообязанными в Украине являются все мужчины в возрасте до 60 лет и некоторые женщины (в основном врачи). Если трудоспособных мужчин забирают в армию (какая точная численность войск неизвестно, ведь еще есть Национальная гвардия, войска МВД, пограничники, в Минобороны служит 250 тыс. чел.), то нет ничего удивительного в том что они стараются уехать за границу чтобы избежать отправки на войну или вступают в «добровольческие батальоны» - там по крайней мере стабильно платят. И ведь уезжают не худшие, а лучшие! Крым, части Донецкой и Луганской области не подчиняются Киеву, а также и проживающие на их территории порядка 5 млн. человек (из которых 1.2 млн. человек по данным ООН стали беженцами, а еще 1.4 млн. нуждаются в постоянной помощи). По некоторым подсчетам, на контролируемой Киевом территории Украины осталось лишь порядка 10 млн. трудоспособных граждан, которых можно задействовать в продуктивном производстве, не считая госслужащих, и основная часть из них - женщины, то возникает вопрос: кто будет кормить страну, содержать армию, оплачивать реформы, платить по внешним долгам? Для полноты картины нужно добавить террористические армии на востоке Украины которые по своему оснащению и численности мало чем уступают армиям некоторых Европейских государств и которые периодически активизируют боевые действия и даже пытаются наступать на украинские войска;  разгул преступности, организованные преступные группировки не скрываясь средь бела дня совершают вооруженные нападения на граждан и предприятия в центре Киева, убивают милиционеров похваляясь своей безнаказанностью, сея всеобщий страх и панику. На фоне этого Правительство анонсирует масштабную приватизацию государственных предприятий: какой инвестор рискнет своими деньгами в таком случае, кто будет работать на этих предприятиях, учитывая что предприятия после «хозяйствования режима Януковича» и предыдущих правительств в течение 25 лет находятся в плачевном состоянии, не будут ли они и вовсе остановлены «новыми владельцами» до «лучших времен» как это уже бывало во время повальной приватизации начала 90х? В то же время, по мнению некоторых мировых финансистов, дела в Украине идут отлично - глава ЕБРР Сумы Чакрабарти на Украинско-Канадском форуме 9 июля сказал: «Нынешнее правительство Украины … добилось значительных результатов в реформировании экономики и является, по сути, наиболее направленным на реформы за всю историю страны. … Это одна из наиболее профессиональных администраций, с которыми ЕБРР когда-либо работал».

Наилучшим ответом на внешнюю агрессию и разгул терроризма мог бы стать успех Украины «не смотря ни на что», сравнивая ситуацию в Украине с текущими событиями на Ближнем Востоке, можно провести параллель с Государством Израиль – успешной страной, по объему ВВП обгоняющей Украину в 2а раза при меньшей в 5 раз численности населения и в 20 раз меньшей территории, при наличии 3х оккупированных территорий, с постоянным военным или напряженным положением со всеми соседними странами одновременно при очень прохладных отношениях со старой Европой! Но где этот успех? Риторика слышна правильная, а вот где результаты?

Опять же если обратиться к Ближнему Востоку, очень хочется верить что Европе удастся избежать появления прообраза Исламского государства у своих восточных границ, которое Европа вынуждена будет одновременно и содержать, и защищаться от него, и сдерживать поток нелегалов и оружия и какую роль в этом сыграет обещанный Украине безвизовый режим? Поможет ли в такой ситуации испытанный способ решения военной угрозы направлением миротворческого контингента? Не претендуя на высокий профессионализм в военном деле и глубокую осведомленность о текущей ситуации на востоке Украины, позволю себе заметить что если время миротворцев в Украине и было, то оно уже прошло – события развивались настолько стремительно и непредсказуемо для большинства в Европе что реакция на них постоянно опаздывала: количество оружия, военной техники и уровень подготовки боевиков в ДНР и ЛНР, а также украинских «частных армий» таков, что миротворческий контингент сможет только спровоцировать новый виток боевых действий для того чтобы потом ретироваться понеся потери (и человеческие и политические) – и Европейские политики  это отлично понимают, потому и не принимают самоубийственного для них решения. Судя по последним заявлениям Владимира Путина, Россия считает территории занятые террористами из ДНР и ЛНР украинскими и ограничивается лишь гуманитарной помощью русскоязычному населению проживающему на них и приемом беженцев, - в свете этого проблема Украины – России превратилась в проблему Украины – ЕС, и декларативные резолюции о признании России страной – агрессором по-сути ничего не меняют.  Кто возьмет на себя ответственность за решение ситуации в Украине, а решать ее нужно, просто «заморозить» конфликт такого масштаба в таком регионе не получится – это понятно каждому, ограничиться «челночной дипломатией», займами и большими обещаниями «светлого европейского будущего» тоже пока что не выходит! Не будет ли эта проблема разрастаться внутри Украины в западном направлении, что наглядно иллюстирируют последние события в Мукачево, и не выйдет ли она за пределы страны, ведь есть еще «горячая точка» Приднестровье в Молдавии и не до конца еще остывший конфликт на Балканах. Не будет ли все это на руку поджигателям мира в Европе, предсказывающим скорое начало 3й мировой? Может быть уже пора поменять методы решения Украинского кризиса пока он не перерос в пан-европейскую проблему на многие-многие годы вперед, ведь как говорит известная славянская пословица «худой мир лучше доброй ссоры»! 

Дмитрий Юровский.

Применение судами Украины практики Европейского суда по правам человека как источника права
14.05.15
В данной статье глубоко рассматриваются теоретические и практические аспекты применения судами Украины практики Европейского суда по правам человека как источника права. Ранее статья публиковалась в "Вестнике Верховного Суда Украины".
Наши партнеры
Back To Top